omia: (Default)


Отрывки из книги "Дни Трепета"-
Шмуэль-Йосеф Агнон

... Небо было ясным, земля тихой, улицы чистыми, и свежий ветерок порхал по просторам мира. Я был четырехлетним ребенком, одетым в праздничное платье, и один из родственников вел меня рядом с отцом и дедом в дом молитвы. Дом молитвы был полон людей, закутанных в талиты, их головы были похожи на серебряные короны, одежды белы, а в руках были книги; бессчетное количество свечей воткнуты в длинные ящики с песком, и от них идет чудный свет и запах. Один согбенный старец стоит у ящика. Талит, свисая, закрывает его всего; и из-под талита доносятся нежные и сладкие звуки. Я стою у окна синагоги, охваченный дрожью и пораженный этими нежными голосами и серебряными коронами, чудесным светом и запахом меда, исходящим от восковых свечей. И кажется мне, что вся земля, по которой я шел, все улицы, которые я проходил, весь мир - это не что иное, как прихожая этого дома. Я еще не умел тогда размышлять сложными понятиями и не знал, что такое присутствие святости. Но нет сомнения в моем сердце, что тогда я чувствовал и святость места, и святость дня, и святость людей, стоящих в доме Всевышнего, погруженных в молитву и песню.

      И несмотря на то, что ранее я никогда не видел ничего подобного, мне и в голову не приходило, что здесь можно разговаривать. И так я стоял и смотрел на дом и на людей в нем; и я не различал между человеком и человеком, все они как один, вместе со всем домом, представлялись мне как единое целое. Великая радость наполнила мое сердце, и оно с любовью прилепилось к этому дому и к этим людям и их молитвам. Вдруг пение прекратилось, только эхо некоторое время звучало, но в конце концов прекратилось и оно. Что-то прорвалось в моей душе, и я разразился рыданиями. Отец и дед испугались, а остальные принялись меня утешать. У меня же только слезы неудержимого плача катились из глаз. Все спрашивали друг друга, отчего ребенок плачет? И отвечали друг другу: кто знает?

      Сейчас я могу рассказать, отчего я плакал. В тот момент, когда прекратилась молитва, прекратилось вдруг это удивительное единение. Часть людей сняли талиты со своих голов, а часть начали разговаривать друг с другом. Те, к кому прилепилась моя любовь, вдруг изменили свой облик и разрушили свой чудесный образ, и образ дома, и образ мира. И от этого сжалось мое сердце, и поэтому я разразился плачем.

      Прошло несколько лет, но то смятение еще пребывало в моем сердце; и вместе с ним оставалась та же горечь. И из года в год, когда я в Йом Кипур вижу, как евреи, - "все они стоят в белом, прославляя Тебя, летают, как серафимы", - вдруг меняют облик святости и молитвы на будничность, мое сердце сжимается, как в тот день.

      Много раз я себе задавал вопрос: ведь если все люди связаны с их Небесным Отцом только посредством молитв и песнопений Израиля, то как же может этот святой народ в эти святые дни профанировать святость пустыми разговорами и будничными беседами? Эти дни и часы никогда больше не вернутся, как же они могут снимать с себя корону святости?! Есть сильные духом люди, которые ни на минуту не отвлекаются от неповторимости этого дня, но что делать простому человеку, у которого не всегда хватит сил устоять на той высокой духовной ступени единения со своим Создателем? Ведь Господь - оплот наш, и каждый человек должен всегда думать, как найти путь к Нему, Благословенному; и тем более в эти десять дней, когда Всевышний открывается стремящемуся к Нему, так пусть же человек не упустит этих великих часов, когда благоденствие спускается на народ Израиля.
omia: (Default)
Адон Олам (Властелин мира)  - это, пожалуй, самая известная и прекрасная мелодия, которую создал талантливейший и безвременно ушедший Узи Хитман.
Впервые он исполнил её в 1976 году на хасидском фестивале. Там песня заняла второе место, но это не помешал ей стать на самом деле абсолютным лидером по признанию во всём еврейском мире.
В этой песне наиболее выражено влияние на Узи атмосферы родительского дома. Его отец, уцелевший в Катастрофе польский еврей, был до войны учеником известного хазана в синагоге, а потом, уже после приезда в Израиль, работал в синагоге в Рамат-Гане. Благодаря влиянию отца, Узи вырос в религиозной атмосфере, но в то же время отец отдал его учиться в светскую школу и старался воспитывать разносторонним человеком. Кроме многочисленных хазанских записей, он покупал для Узи и пластинки классической музыки, и современных певцов; наряду со священными книгами приобретал светскую литературу, энциклопедии. Узи вырос и стал одним из самых ярких израильских мелодистов. Но сегодня - не об этом.Read more... )

Profile

omia: (Default)
Ольга

March 2017

S M T W T F S
   1234
56 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios